Поиск
  • Григорий Дьячков

Доклад про Владилена Летохова



Начну с нескольких оговорок.


Во-первых, этот доклад был подготовлен для конференции о роли личности в становлении города, организованной Троицким музеем имени М.Н. Лялько. Она предлагает сфокусироваться на конкретных значимых людях в истории Троицка, но мой интерес к краеведению скорее концентрируется на тенденциях и идеях, которые проявлялись в конкретный промежуток времени. В своем докладе через выдающуюся фигуру отечественного физика-лазерщика Владилена Летохова рассказываю о тех тенденциях, для которых Владилен Степанович стал сверхпроводником или, наоборот, резистором в научном центре в Троицке.

Во-вторых, весьма вероятно, что это услышат или прочитают люди, знавшие Летохова лично. Мне не посчастливилось с ним встретиться, и свой доклад строю на основе его мемуаров, статей и открытых материалов о нем.

Владилен Летохов родился в 1939 году в небольшом городе Тайшет (Иркутская область), в котором за год до его рождения началось строительство крупнейшего советского инфраструктурного проекта — Байкало-Амурской магистрали. На тот момент 11-тысячный город Тайшет стал отправной точкой для 4300-километровой дороги, соединившей Транссибирскую магистраль близ границы Иркутской области и Красноярского края с морским портом Ванино в Хабаровском крае. Строительством БАМа занимался ГУЛАГ, в Тайшете базировались две его части — ЮжЛАГ и ОзерЛАГ (особый лагерь для политических заключенных).


Летохов с большой любовью вспоминал о своей матери (“истинной христианке”). Она была родом из Петербурга, но в пять лет стала сиротой и свою самостоятельность смогла передать Владилену. “Мне кажется, что все мои положительные черты унаследованы от матери”, — писал Летохов. Про отца Владилен вспоминает историю, связанную с Корейской войной: он прочитал в “Правде” об отсутствии советских войск в Корее, а вокруг видел корейских сирот в семьях и слышал о раненых летчиках. Посчитав воинские эшелоны, следовавшие на Восток по Транссибу, и убедившись в ложности сообщений “Правды”, он рассказал об этом отцу, который посоветовал “об этом ни с кем не говорить ни тогда, ни в будущем”. Владилен, названный в честь Владимира Ильича Ленина, придерживался отцовского совета.

Станция Тайшет в 1957 (когда Летохов отправился в Москву)

В детстве Владилен увлекался сначала биологией, потом радиоэлектроникой, был одним из лучших учеников по математике и физике в Иркутской области (мог поступить в Иркутский университет без экзаменов, но выбрал поехать в Москву). Летохов считал, что “настоящая наука делается там, в Москве”, его целью было поступить в МФТИ. Физтех в 1950-х был молодым институтом, на который возлагались большие надежды (как Высшая школа экономики в 1990-х). Он поступил в МФТИ только со второго раза, в ожидание второй попытки проработал на оборонном заводе на конвейере по сборке радиоприемников, где совершил первое запатентованное изобретение.


“Мне кажется, что уже в детстве человеку предписаны его будущие способности и в какой-то мере предназначена судьба его жизни”, — напишет 70-летний Владилен Степанович за несколько лет до смерти, находясь в своем доме в Пучково. Оглядываясь в прошлое, Летохов представлял жизнь в виде последовательности неожиданных, иногда случайных, но “ключевых событий”.


Можно сделать шаг, который кажется естественным, логичным и прагматичным, но был и другой, интуитивный выбор, подсказываемый внутренним голосом. К счастью, я почти всегда прислушивался к внутреннему голосу и принимал решение, казавшееся другим рискованным, неожиданным и невыгодным… Я сделал всего несколько ошибок в принятии решений, но именно тогда, когда отступал от этого правила. Тогда я на какое-то время попадал, как говорится, в “чужую колею”, и требовались значительные усилия, чтобы из нее выбраться… (отрывок из книги “Из Сибири в лазерную науку”).

Таких “ключевых событий” было три: поступление в МФТИ, переход в ФИАН под научное руководство Николая Басова и переезд в “забытое богом место” (Троицк) в новый Институт Спектроскопии (ИСАН), где Летохов начал свое собственное научное направление “лазерное управление атомами и молекулами”. В каждом месте Летохов застает время расцвета: в МФТИ ректором становится академик Белоцерковский (с именем которого связано славное время Физтеха), Басов становится Нобелевским лауреатом за изобретение лазера (власть начинает щедро финансировать его идею создания лазерного оружия), и собственное научное направление принесло Летохову славу наиболее цитируемого отечественного ученого во всех областях науки в период с 1973 по 1988 год. Ради этого Владилен Степанович “несколько раз отказывался от весьма высокопоставленных административных должностей в военно-промышленном комплексе, которые сулили немалые блага в советское время”.


Владилен Летохов прожил в Троицке и Пучково, где со временем построил себе дом, почти сорок лет. Он стал Почетным гражданином Троицка в 2000 году за:

  • научные достижения По общему мнению Летохов незаслуженно не был удостоен Нобелевской премии “за создание методов охлаждения и улавливания атомов лазерным лучом” (1997), в чем был первопроходцем. Уже после его смерти Европейское физическое общество (EPS) учредило свою высшую награду — премию EPS имени Владилена Летохова.

  • взаимодействие между научными институтами внутри города Владилен участвовал в становлении Троицкого филиала Научно-исследовательского центра по технологическим лазерам (НИЦТЛ), созданного при участии ФИАЭ и занимавшегося конверсией военных лазерных разработок в гражданские решения.

  • роль в установлении международных контактов с учеными из других стран Благодаря международной известности Летохов имел контакты с научными центрами по всему миру. В 1990-х это позволило отправить молодых ученых из ИСАН за рубеж и организовать совместные научные проекты, которые приносили деньги в голодные для науки годы.

  • восстановление храма в Пучково и православной традиции в Троицке

Храм в Пучково в 80-е

Владилен Степанович сочетал в себе научное мышление и духовную веру, он стал инициатором восстановления храма в Пучково и был частью православного сообщества, образовавшегося вокруг него (Троицкая православная школа — результат их трудов). Для Троицка это имеет ценность не только как восстановление старинного храма, но и как восстановление православной традиции, которая прервалась во время политических репрессий 1930-х.


Владилен Летохов без сомнений является одним из наиболее выдающихся троичан. Он принес с собой передовую науку и вообще направленность на мировое лидерство, аутентичность и научную кооперацию, аполитичность и академическую честность, открытость к миру и духовную силу. Что-то из этого попадало в резонанс с динамичной средой молодого научного центра (амбициозность, кооперация, космополитизм), что-то выпадало из существовавших тенденций (отказ от mega-science и взаимодействия с ВПК). Летохов в отличие от многих тех, кто вложил силы в финансовое и кадровое разбухание Троицка (драматично оборвавшееся в 1990-х), до последних дней остался верен Троицку, хоть и переехал жить за город.

Вполне возможно, что даже став личностью глобальной, Летохов ценил локальный масштаб местности на стыке с природой, где ты твердо стоишь на земле. Все-таки в детстве пишутся контуры жизненной судьбы.

Значительную долю проводольствия в нашей многодетной семье составляли заготовленные на зиму семьей лесные грибы, ягоды, кедровые орехи, квашеная капуста, замечательный омуль из озера Байкал, охотничьи трофеи отца, а затем и мои из сибирской тайги. Тогда это казалось очень бедной пищей (не было фруктов, сахара, печенья и т.д.). Сейчас я бы заплатил хорошие деньги, чтобы снова отведать этих природных продуктов. Но, увы, они уже малодоступны (отрывок из книги “Из Сибири в лазерную науку”).


Основные материалы: “Физик В.С. Летохов - жизнь в науке” Владилен Летохов: Главное не попасть в «чужую колею»


© 2020 Лаборатория истории места